Трудные времена

Сейчас такое время, когда общение происходит в основном в социальных сетях, чатах, по электронной почте.  Мало кто может обходиться без Интернета. Если он пропадает, мы беспокоимся и обрываем телефон своего провайдера. И не сразу вспоминаем, что те, кому мы пишем сообщения в фейсбук, иногда живут совсем рядом. И что можно к ним зайти и пообщаться вживую.

Побег в Интернет

В социальных сетях интересно. Там целый мир. Приятель из соседнего подъезда и подруга, уехавшая жить в Соединенные Штаты Америки. Коллеги по работе и начальство. Известные артисты, художники, поэты. Их можно добавлять в друзья и потом общаться с ними. Это завораживает и делает мир близким и понятным. В сущности, он весь тут, на экране монитора.

В Интернете сейчас делают все: работают, покупают, знакомятся, создают проекты, отчитываются перед начальством, смотрят фильмы, слушают музыку, учатся и флиртуют. Мы убегаем в Интернет от реальной жизни, проблем, неустроенности и одиночества. Плохо это или хорошо? Наверное, все дело в дозировке.

Одиночество. Удивительное количество людей, которые жалуются на него. Одиночество в семьях, в толпе… Всеобщая потерянность и растерянность. И хорошо, что мой муж сумел найти дело, которое кормит всю нашу семью. Только вот проблема: работать ему приходится в Москве. Про таких, как я, говорят, что они – «соломенные вдовы», подмосковные женщины, мужья которых трудятся в столице. Видимся мы по выходным; такие вот воскресные папы, добытчики и кормильцы. Как же тяжело им это дается! Они зарабатывают, а мы растим детей.

Как-то встретила я в магазине школьного учителя истории, Александра Ивановича Ульянова. Светлый человек. Он не пользуется Интернетом и мобильным телефоном; он печатает на машинке и читает историческую литературу. С ним интересно разговаривать. Он рассуждает: «А что ты удивляешься? В Калужской губернии всегда так было. Летом мужчины-крестьяне землю пахали, а зимой уходили в Москву на заработки. Работали там извозчиками, мастеровыми. А весной возвращались обратно. У многих было по две семьи: дома, на селе, и в Москве». Утешил, в общем.

Но Александр Иванович – исключение. Большинство «сидит» в Интернете. Раньше мы обменивались друг с другом номерами телефонов, знакомились на улице, в транспорте, в гостях.  А теперь даже из дома выходить не надо. Берешь и посылаешь интересному человеку запрос на добавление в друзья, или принимаешь приглашение от него. Он может стать потом добрым приятелем в реальности, и тогда происходит настоящее волшебство, когда картинка оживает.

Работа онлайн

В Интернете можно зарабатывать. Сетевой маркетинг, копирайтинг – это наиболее популярные и доступные виды заработка для молодых мам-домохозяек. Я и сама этим занималась, пока дети были маленькие: писала статьи для сайтов и продавала американские витамины. Не Бог весть какие деньги, но хороший способ не закиснуть, отвлечься от пеленок и кастрюль. Постепенно я перестала искать клиентов для написания текстов, они сами находили меня, и 200-300 у.е. в месяц у меня выходило без особого напряжения.

Еще я вела свой блог. Иногда получались вполне удачные тексты.Знакомые журналисты, и виртуальные, и реальные, говорили, что мне надо идти в журналистику. Историк Александр Иванович хвалил. Он сказал: «Ты меня знаешь, я всегда говорю то, что думаю, и не имею привычки льстить. У тебя определенный талант, и его надо развивать». Я призадумалась. Те, кто долго работал на дому, меня поймут. Виртуальное общение – это хорошо. Но живое лучше. От постоянного общения с одним лишь компьютером можно сильно затосковать.

Поэтому, когда мои тексты отметил известный московский журналист и писатель Карэн Агамиров, с которым мы познакомились в фейсбуке, я набралась смелости и пошла устраиваться в газету «Новый город.ок», и меня взяли.

Работа оффлайн

Мой новый начальник учил: «Женщине обязательно надо работать, даже если муж зарабатывает достаточно. Пусть это будет что-нибудь для души, то, что нравится. Иначе она становится сама себе неинтересна». Наверное, он прав.

Однажды мы с Карэном обсуждали, какие сейчас непростые времена. Повсюду сокращения, безработица, «денег нет, но вы держитесь». «Но ведь наши родители страшную войну пережили», – сказал он. И потом было очень нелегко, но они выдержали. Значит, и мы обязаны выдержать». 2 декабря 2008 года Карэн, в то время корреспондент Радио Свобода, беседовал на эту тему с писателем Владимиром Войновичем и народным артистом СССР Арменом Джигарханяном. Вот расшифровка передачи.

Владимир Войнович и Армен Джигарханян о трудных временах

Карэн Агамиров:

— Как выживать людям в период массовых сокращений? Как пережить кризис?

Владимир Войнович и Карэн Агамиров

Владимир Войнович:

— Я пережил много кризисов, и они были посложнее этого. Была война, потом послевоенное время, голод и все остальное. А потом меня исключали из Союза писателей, запрещали мои книги, лишали гонораров. Поэтому мне кажется, что сейчас никакой катастрофы нет.

Карэн Агамиров, Армен Джигарханян

Армен Джигарханян:

— На эти вопросы могут ответить руководители государства. А я сам нахожусь среди этих людей, которые переживают кризис. Мы не знаем, что нас ждет. Я не знаю. Иногда я слушаю в новостях высокопоставленных людей. Они говорят, что все нормально. А вы мне рассказываете про массовые увольнения. Я думаю, что падать духом не надо. Даже от насморка нет рецепта. Во врачевании самое главное – диагноз. Лично я диагноза не знаю.

Даже умудренный опытом Армен Джигарханян не знает ни диагноза, ни рецепта. Важно лишь, как советует мэтр, не падать духом и оставаться людьми. Даже в трудные времена.

Елена Агаджанян. Материал перепечатан из обнинской газеты «Новый город.ок», № 21 (48)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *