Гончаров П.К. Доктор социологических наук, профессор. Генерал-майор таможенной службы. Крым — российский: новые акценты в системе аргументов // Вопросы политологии. 2016. № 2. С. 17-26.

https://www.elibrary.ru/download/elibrary_26250290_85920693.pdf
В статье анализируется проблема политической и правовой оценки включения Крыма в состав России. Предлагаются меры по корректировке системы аргументов в пользу данного акта в целях усиления его международной поддержки.
Ключевые слова: международное право, право народов на самоопределение, принцип территориальной целостности государств, нация, национальное развитие, референдум, система аргументов.

Прошло уже более двух лет после возвращения Крыма в состав России. Подавляющее большинство российских граждан воспринимает это как акт исторической справедливости и считает вопрос закрытым. В то же время немногочисленная, но весьма активная группа лидеров российского протестного движения продолжает настойчиво пропагандировать идею об ошибочности этого шага и настаивает на возвращении Крыма Украине сейчас или обещает это в будущем.
Иное соотношение сторонников и противников действий России по возвращению Крыма среди зарубежных стран. Лишь незначительная часть государств мира открыто поддержала Россию. Единодушное осуждение странами Запада было продемонстрировано на саммите G-20 Брисбене. В итоговой Декларации последнего саммита руководителей стран G-7, состоявшегося 26-27 мая 2016 года в Исэ-Сима (Япония), его участники в очередной раз отказались признавать воссоединение Крыма с Россией. До сих пор остается сдержанно-нейтральной позиция даже наших ближайших союзников и партнеров.
Наблюдающаяся в российских СМИ эйфория по поводу инициативы законодательных органов отдельных территорий в ряде европейских стран о снятии с России санкций и признании ее суверенитета над Крымом явно преждевременна. В лучшем случае этот только начавшийся процесс завершится смягчением экономических санкций и лишь в той мере, в какой это выгодно самим западным странам. Более того, даже официальное признание Западом территориального статус-кво не гарантирует неизменности его позиции в будущем. Так, в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанном 1 августа 1975 года главами государств и правительств 33 европейских стран, США и Канады, государства-участники признали как нерушимые все границы друг друга, а также взяли на себя обязательства воздерживаться и сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы, уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. Однако это не помешало США и после 1975 года продолжать проведение ежегодных «Недель порабощенных народов» в соответствии с законом США № 86-90, в котором к числу лишенных национальной независимости отнесены, в частности, советские республики Украина и Белоруссия, Латвия, Литва и Эстония, Армения, Грузия и Азербайджан. В свою очередь Европейский парламент в 1983 году принял «Резолюцию о ситуации в Эстонии, Латвии, Литве», в которой вхождение трех государств Прибалтики в состав СССР в 1940 году называется оккупацией
и аннексией.
Таким образом, можно не сомневаться, что «крымский вопрос» надолго вошел в повестку как идеологического процесса внутри страны, так и ее международных отношений в качестве дестабилизирующего фактора. В этих условиях становится совершенно очевидной задача усиления системы аргументов в пользу принятого решения по Крыму. Прежде всего, это касается ее полноты и расстановки акцентов на наиболее важных и бесспорных доказательствах.
До сих пор в выступлениях представителей российского МИДа и поддерживающих официальную позицию России участников регулярных дебатов на ведущих телевизионных каналах в качестве главного основания для включения Крыма в состав России указываются результаты референдума 16 марта 2014 года. На нем подавляющее большинство жителей полуострова и г. Севастополя проголосовало «за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации». Данный аргумент вполне обо- снован, хотя и подвергается многими сомнению.
В статье 1 Устава Организации Объединенных Наций, принятого
26 июня 1945 года, в числе ее целей провозглашается развитие дружественных отношений «между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». В дальнейшем этот «принцип» был возведен в ранг «права». В Резолюции 637 Генеральной Ассамблеи ООН «Право народов и наций на самоопределение» от 16 декабря 1952 года государствам-членам этой организации рекомендуется «поддерживать принцип самоопределения всех народов и наций, признавать и поощрять осуществление права на самоопределение народов несамоуправляющихся и подопечных территорий».
В «Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций», принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 года и являющейся главным источником современного международного права, утверждается право всех народов «свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие». В Декларации определены также формы осуществления этого права: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом».
Из всех этих положений следует, что проведение референдума о праве народа Крыма на самоопределение, в том числе в форме воссоединения с Россией, в полной мере соответствует основополагающим документам современного международного права. Тем не менее, практика свидетельствует, что политическая и даже правовая оценка подобных событий зачастую зависит не от степени их соответствия или несоответствия принципам и нормам международного и национального права, а от интересов оценивающих их сторон. Так, Великобритания, опираясь на благоприятные для нее в момент принятия решения прогнозы, разрешила провести референдум о независимости в Шотландии. Испания, учитывая доминирующие сепаратистские настроения в Каталонии, проведение там точно такого же референдума запретила.
Международные, независимые по статусу, организации выносят свои вердикты, руководствуясь мнением более сильной из оппонирующих друг другу сторон. Оценивая правомерность провозглашения независимости Косово без согласия центральных властей Сербии, Международный суд ООН определил, что оно не противоречит нормам международного права. И, напротив, в своем заключении по Крымскому референдуму Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) пришла к выводу о том, что Конституция Украины не позволяет проводить какой бы то ни было местный референдум об отделении и этот запрет применим и к Автономной Республике Крым. При этом в обоих случаях противоположные по выводам решения авторитетных международных судебных инстанций полностью повторили оценку стран Запада и, прежде всего, США.
В дискуссиях по крымской проблематике многие участники указывают на противоречие между правом народов на самоопределение и принципом территориальной целостности государств. Однако, обращение к Декларации ООН о принципах международного права показывает, что, с одной стороны, на все государства возлагается обязанность «воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы … их права на самоопределение», а с другой, – Декларация требует от каждого государства воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности любого государства. Таким образом, в сфере международного права нет противоречия между правом народов на самоопределение и принципом территориальной целост- ности государств. Право на самоопределение носит безоговорочный характер, а принципа территориальной целостности государства должны придерживаться только в сфере международных отношений. Такое противоречие возникает лишь области внутренней политики любого многонационального государства, когда реализация права на самоопределение какой-либо из населяющих его наций ставит под угрозу его территориальную целостность. Так, например, Китай, Индия, Казахстан, ряд других государств, которые в силу разных причин могли бы открыто поддержать Россию в Крымском вопросе, не делают этого в связи с реальной или вероятной угрозой сепаратизма в своих собственных странах. Таким образом, апелляция России к праву наций на самоопределение, с одной стороны, имеет серьезные правовые основания, с другой, – отнюдь не гарантирует всесторонней международной поддержки по причинам геополитического и идеологического характера. Кроме того, нам не следует педалировать тему референдума и по внутриполитическим соображениям, так как она неизбежно провоцирует сепаратистские настроения в российских национальных регионах. С учетом этих обстоятельств, целесообразно усилить аргументацию в пользу обоснованности возвращения Крыма в состав России за счет других, менее спорных правовых и более близких нашим оппонентам идеологических оснований. Одним из таковых является вопрос об изначальной неправомерности передачи Крыма из состава России в состав Украины.
Хронологически самым первым и управленчески самым главным актом всей последующей процедуры переподчинения Крыма стало решение Президиума (тогдашнего Политбюро) ЦК КПСС от 25 января 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». В протоколе № 49 того заседания Президиума ЦК зафиксировано следующее решение:

  1. Утвердить с поправками, принятыми на заседании, прилагаемый проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.
  2. Признать целесообразным провести специальное заседание Президиума Верховного Совета СССР, на котором рассмотреть совместное представление Президиумов Верховных Советов РСФСР и УССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.
    Секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев.
    Таким образом, высший рабочий орган партии предопределил содержание и последовательность действий высших органов государственного управления СССР, РСФСР и УССР, что само по себе незаконно. Согласно ст. 129 Конституции СССР 1936 года и ст. 130 Конституции РСФСР 1937 года, КПСС представляла «руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных». Из этого никак не следовало, что партийные органы имели право непосредственно руководить общественными и государственными организациями. Кроме того, в самом решении Президиума ЦК предписывается не рассмотрение данного вопроса Верховными Советами соответствующих республик, которые действительно были правомочны это делать, а лишь представление заранее продиктованного решения рабочими органами этих Советов. На практике так и получилось – Верховный Совет РСФСР вопрос о передаче Крымской области Украине вообще не рассматривал. Соответственно, вся последовательность решений государственных органов СССР и РСФСР по поводу передачи Крымской области Украине так же незаконна, как и решение Президиума ЦК КПСС. Подобная практика «партийного руководства» государством и страной получила правовую оценку Конституционного Суда Российской Федерации. В Постановлении КС от 30 ноября 1992 года, рассмотревшем вопрос о конституционности Указа Президента России о роспуске КПСС и Компартии РСФСР, констатируется: «Установление того факта, что руководящие структуры КПСС и КП РСФСР осуществляли на практике вопреки действующему законодательству государственно-властные функции, означает, что роспуск их правомерен и восстановление недопустимо». Существует несколько версий относительно мотивов действий Н. Хрущева по передаче Крыма Украине: от народно-хозяйственных до конъюн- ктурно-политических. В любом случае, в контексте разгоравшейся борьбы за высшую власть в стране и партии Н. Хрущеву чрезвычайно важны были голоса членов ЦК КПСС от Украины. При отсутствии республиканской партийной организации в РСФСР, именно представители Компартии Украины представляли собой самую крупную организованную силу, способную к консолидированному голосованию. С учетом той роли, которую Н. Хрущев сыграл в проведении массовых репрессий на Украине в 1930-е годы, у него не было никаких гарантий поддержки украинский партийных руководителей. Передача Крыма была вполне подходящей компенсацией. Как показали последующие события, в июне 1957 года, проиграв своим коллегам по высшему сталинскому руководству (Молотову, Маленкову, Кагановичу) на заседании Президиума ЦК, Хрущев сумел их разгромить именно на Пленуме ЦК КПСС при активной помощи украинских коммунистов. Независимо от личных мотивов Н. Хрущева, его действия грубо противоречили закономерностям национального развития. Марксистская доктрина отдавала безусловный приоритет классовым различиям между людьми перед национальными и предрекала скорое отмирание наций. С этих позиций передача Крымской области с преимущественно русским населением в состав другой национальной республики не представляла никакой гуманитарной проблемы. Однако жизнь показала полную несостоятельность таких представлений. В течение ХХ века создавались и рушились государства и коалиции, побеждали и низвергались идеологии и доктрины, формировались и исчезали классы и социальные слои. В это же самое время нации показали себя самым устойчивым, стабильным и динамично развивающимся субъектом политики. В переходные периоды идеи национального развития зачастую становятся для них важнее идеологии и даже религии. Об этом красноречиво свидетельствуют современные события на Украине. Несмотря на всю болезненность возвращения Крыма в состав России для российско-украин- ских отношений, этот акт отвечает глубинным потребностям национального строительства, как в России, так и на Украине. Для России – это частичное решение проблемы воссоединения русского народа, для Украины – шаг на пути построения устойчивого национального государства. Правовая оценка самого факта и процедуры изменения статуса Крыма, осуществленного в 1954 году, органом законодательной власти постсоветской России как правопреемницы СССР и РСФСР уже дана. В Постановлении Верховного Совета РФ от 21 мая 1992 года решение Президиума ВС РСФСР от 5 февраля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР» признано «не имевшим юридической силы с момента принятия». Еще более весомым в этом плане могло бы быть соответствующее решение Конституционного Суда России как органа государственной власти, непосредственно уполномоченного оценивать соответствие Конституции тех или иных правовых актов. И все же даже самых обоснованных правовых решений недостаточно. Огромное значение для решения задач признания мировым сообществом правомерности возвращения Крыма в состав России, а также нейтрализации внутренней оппозиции по данному вопросу имеет четко выверенная, убедительно аргументированная пропагандистская работа российских СМИ и внешнеполитическая деятельность МИДа по Крымскому направлению. Хорошо известно, что русский национализм, как реальный, так и вымышленный, традиционно используется в качестве пугала самыми различными политическими силами в стране и за рубежом. Достаточно вспомнить тезис В. Ленина о том, что великорусский шовинизм является большим злом, чем национализм других народов России. В 1960-1970-е годы попытки русской интеллигенции, прежде всего писателей-почвенников поднять вопрос о положении русского народа, о самобытности русской национальной культуры подвергались разгромной критике со стороны заместителя заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС, будущего идеолога перестройки А. Яковлева. С учетом этого обстоятельства совершенно очевидна ошибочность действий российских СМИ по однобокому, назойливому освещению позиции России по Крыму и Украине под лозунгами «Русские идут», «Русская весна», «Новороссия» и т.п. Естественно, что Крымские события вызвали национальный подъем в российском обществе. Однако излишне массированная пропаганда под указанными лозунгами реально напугала Запад и российскую либеральную общественность. В дальнейшем тон российской пропаганды резко изменился, но негативный результат уже был достигнут. Гораздо более взвешенным и эффективным было освещение конфликта с Грузией в 2008 году под вполне миролюбивыми лозунгами «Защита российских миротворцев» и «Принуждение Грузии к миру». Соответственно, несмотря на то, что на территории Грузии действовали российские воинские части, тан ки и авиация, реакция Запада была несравненно более спокойной. В сложившейся ситуации наиболее правильным было бы поставить в центр системы аргументов по возвращения Крыма, во-первых, принципиальное, доктринальное осуждение неправомерных, недемократических, волюнтаристских практик бывшего советского партийного руководства по решению вопросов национально-территориального устройства и, во-вторых, исправление исторической несправедливости по отношению к народу Крыма и возвращение ему суверенного, демократического права самому решать свою судьбу. В этом случае, нашим оппонентам придется сделать выбор: либо признать обоснованность действий нынешнего российского руковод- ства, либо солидаризироваться с неправомерной, недемократической практикой КПСС в советские времена, что маловероятно.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК:

  1. Гайдук В.В., Сулейманов А.Р. Регион в системе обеспечения нацио-
    нальной целостности и безопасности России: дезинтеграционный потенциал // Вопросы национальных и федеративных отношений. – 2014. – № 2.
  2. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» от 24 октября 1970 года // Действующее международное право. Документы в 2-х томах. – Т. 1. – М.: Международные отношения, Юрайт-Издат, 2007.
  3. Заключение Венецианской комиссии о крымском референдуме. Электронный ресурс. – URL: http://www.echo.msk.ru/doc/1285238-echo.html
  4. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинки. 30 июля – 1 августа 1975 г. – М.: Международные отношения, 1987.
  5. Конституция РСФСР 1937 года // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Конституция СССР 1936 года // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Ленин В.И. Критические заметки по национальному вопросу // Полн. собр. соч. Т. 24.
  8. Ленин В.И. О праве наций на самоопределение // Полн. собр. соч. Т. 25.
  9. Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации» // Полн. собр. соч. Т. 45.
  10. Лидеры G7 решили не признавать воссоединение Крыма с РФ. Электронный ресурс. – URL: http://regnum.ru/news/polit/2137601.html
  11. Медведев Н.П. Этнополитология: актуальные проблемы: Учебное пособие. – М., 2016.
  12. О соответствии международному праву односторонней декларации независимости Косово. Консультативное заключение Международного суда ООН от 22 июля 2010 года // Международное правосудие. – 2011. – № 1.
  13. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 21 мая 1992 года № 2809-I «О правовой оценке решений высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 году» // Ведомости СНД и ВС РФ от 04.06.1992. № 22, ст. 1178.
  14. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.11.1992 № 9-П «По делу о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации от 23 августа 1991 г. № 79 «О приостановлении деятельности коммунистической партии РСФСР», от 25 августа 1991 г. № 90 «Об имуществе КПСС и коммунистической партии РСФСР» и от 6 ноября 1991 г. № 169 «О деятельности КПСС и КП РСФСР», а также «О проверке конституционности КПСС и КП РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РФ от 18.03.1993. № 11, ст. 400.
  15. Постановление Президиума ЦК КПСС от 25.01.1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». (Протокол № 49, п. 11) // СПС «КонсультантПлюс».
  16. Пряхин В.Ф. Этническая составляющая конфликтов на постсоветском пространстве. Уроки ошских трагедий // Евразийский Союз: вопросы международных отношений. – 2014. – № 3-4.
  17. Резолюция 637 Генеральной Ассамблеи ООН «Право народов и наций на самоопределение» от 16декабря 1952 года. Электронный ресурс. – URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/081/62/ IMG/NR008162.pdf?OpenElement
  18. Устав Организации Объединенных Наций // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XII. – М., 1956.
  19. Resolution on the situation in Estonia, Latvia, Lithuania // European Parlia- ment. (January 13, 1983). Official Journal of the European Communities. C 42/78.

P.K. GONCHAROV
Doctor of Sociology, Professor, Deputy Director
of the Branch of the Russian State Social University
in the town of Lyubertsy on scientific work,
Russia, Moscow
THE CRIMEA IS RUSSIAN:
NEW EMPHASIS IN THE SYSTEM OF ARGUMENTS
The article deals with the analysis of political and legal assessment of the Crimea joining Russia. Some measures are suggested to upgrade the system of arguments in favor of this action in order to encourage its international support.
Key words: international law, peoples’ right to self-determination, principle of territorial integrity of states, nation, national development, referendum, system of arguments.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *